Как накрывали стол на Рождество в доме купца Синебрюхова

В доме-музее купца Синебрюхова проходит интереснейшая мини-выставка, приуроченная к рождественским праздникам. В четырех богато украшенных залах музея представлены различные варианты праздничной сервировки, принятой в обиходе на рубеже XVIII-XIX, а столы украшают самые настоящие кондитерские изделия и сладости, изготовленные старейшей в городе кондитерской «Экберг», клиентами которой в свое время были Павел и Фанни Синебрюховы.

В четырех комнатах накрыты столы, каждый из которых посвящен своей теме: праздничный обед, послеобеденный кофе, чаепитие и горячительные напитки. В музее не сохранилось оригинальной утвари, поскольку Фанни Синебрюхова завещала ее своим родственникам, поэтому посуда для рождественского застолья была позаимствована из других музейных коллекций, а некоторые предметы, например, изящные кофейные чашечки из российского фарфора, были взяты взаймы у финско-русских семей, хранивших эти реликвии на протяжение столетий.

Каким же было праздничное меню? Скорее всего, оно включало в себя рождественские блюда, которые финны позаимствовали у шведов, ведь Фанни Синебрюхова происходила из шведской семьи. Наверняка на столе нашлось место и угощениям, отдающим дань русским рождественским традициям. Одно известно наверняка: сладости и выпечку семейство заказывало в кондитерской «Экберг», действующей до сих пор. Сохранились счета из кондитерской, по которым можно приблизительно представить вкусы Синебрюховых: среди заказов, например, имбирные печенья-пипари, александровские пирожные, названные в честь императора Александра I, печенья-мадленки в форме ракушек, шафранные булочки «люссекаттер» и другие сласти

В столовой, обшитой деревянными панелями и пышно обставленной мебелью в стиле барокко, красуется обеденный стол, застеленный белоснежной льняной скатертью. На столе возвышается центральная композиция из декоративного зеркального подноса, украшенного вазами с живыми цветами.

– К концу 19-го века стало возможно купить живые цветы посреди зимы, но это было доступно лишь очень богатым людям. Так, в одной цветочной лавке к рождеству зацвел гиацинт, и его под стеклянным колпаком выставили на всеобщее обозрение в витрине, чтобы люди могли поудивляться, – рассказывает торговый советник Кари-Пааво Кокки, который является консультантом выставки. – Здесь в вазах мы видим белые розы и красные тюльпаны, композицию в традиционных рождественских тонах. У семейства Синебрюховых, несомненно, были деньги на такое изысканный декор.

Украшением стола является сервиз севрского фарфора, некогда принадлежавший другой знатной семье – генерал-губернатору Финляндии Николаю Адлербергу и его жене, известной придворной красавице Амалии фон Лерхенфельд. Льняная скатерть некогда принадлежала семейству маршала Маннергейма. Столовые приборы – из модного в XIX столетии мельхиора.

В следующей комнате, салоне густавианского стиля, небольшой круглый столик накрыт в ожидании гостей, желающих выпить кофе. Серебряный кофейный сервиз и фарфоровые чашки – российского производства, они выполнены в стиле ар нуво, главенствовавшем в конце XIX столетия. Стол ломится от угощения

– В богатых финских семействах хорошая хозяйка на Рождество могла подавать к кофе до 19 сортов печенья и пирожных, –поясняет Каари-Пааво Кокки. – Даже в малоимущих семьях в это время старались сделать все возможное, чтобы поставить на сто лучшее угощение. Пусть в остальное время люди недоедали, но на Рождество еды должно было быть вдоволь. В богатых домах было принято отдельно сервировать столик с десертами. Среди сластей был марципан, безе, орехи, сухофрукты и прочее. Многие финны до сих пор поддерживают эту традицию и накрывают на Рождество отдельный сладкий стол.

Разумеется, в доме русского купца без чая было не обойтись, и в просторном зале, оформленном в стиле ампир, на столе красуется украшенный ажурным литьем самовар из «шеффилдского серебра» – посеребренного латунного сплава. Чайные чашки – производство российского Корниловского фарфорового завода, который славился своим чистым и тонким фарфором. Самовар был взят напрокат не откуда-нибудь, а из самого Президентского (некогда Императорского, что объясняет происхождения самовара) дворца. Угощение – соленые пирожки и сдобная булка-косичка.

В библиотеке, в свою очередь, можно видеть графин и бокалы из цветного хрусталя, они предназначались для спиртного. Хрусталь, по мнению консультанта выставки, скорее всего, российского происхождения. Цветное стекло инкрустировано двойной «А» – вензелем графини Амалии Адлерберг, жены генерал-губернатора В. Ф. Адлерберга, которой ранее принадлежал набор.

– Амалия была необычайной женщиной, ее красота была настоящей притчей во языцех. В Мюнхене в Нимфенбурге, в «Галерее красавиц» висит ее портрет, созданный по заказу баварского короля Людвига Первого, известного ценителя дамской прелести, – делится Кокки

Амалией Адлеберг восхищался Гейне, (он назвал её «Божественной Амалией», «сестрой» Венеры Медицейской). Тютчев, встретивший Амалию в Мюнхене, посвятил ей несколько стихотворений, в том числе «Я помню время золотое» и «Я встретил вас». По свидетельствам отдельных мемуаристов, Амалией увлекались Пушкин, Вяземский, Тургенев и сам царь Николай I. В Финляндии супруги Адлерберги внесли блеск и шик в салонную жизнь. Отблески этой роскоши сейчас можно увидеть в музее Синебрюхова.

Музей в течение следующих месяцев будут украшать не только сияющие серебром и хрусталем столы, но и пушистая рождественская елка.

– В финских домах праздничные ели начали повсеместно появляться лишь в начале XX века. Первым рождественскую ель в своем доме установил барон фон Клинковстрём, он был очень продвинутым, как бы сказали сейчас, человеком, и отслеживал все модные веяния, первым их внедряя, – рассказывает Кокки. – В 1829 году он украсил дом по последней немецкой и английской моде, поставив по ели в каждой комнате своего особняка!

Как накрывали на стол в Рождество в доме купцов Синебрюховых можно увидеть до 3 февраля 2019 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: